С новым годом, любимый!

Моя трехлетняя дочь Анечка носилась по тротуару, пытаясь угнаться за каждой снежинкой. «Мама, мама, посмотри, какие они пушистые и красивые!» – с восторгом кричала она, показывая мне снежные хрусталики на своей варежке. «Да, доченька, очень красивые. Попытайся поймать еще», – рассеянно отвечала я, так как неожиданно окунулась в воспоминания школьных лет… С Олегом мы учились в параллельных классах. Девчонки не считали его красавцем, но любили с ним пообщаться. Он был обаятелен, весел и… богат. Мог позволить себе учиться в каком-то крутом лицее, но предпочитал обычную школу. Кстати, именно это становилось основной причиной скандалов в семье Олега. Но он упрямо отстаивал свою точку зрения. Что скрывать, я влюбилась в него. Парень тоже обратил на меня внимание: общался со мной на переменах, провожал домой. В выпускном классе мы стали неразлучными друзьями. Маме Олег нравился, но она предупреждала, чтобы я не строила иллюзий. «Доченька, он ведь относится к тебе только как к подруге, а не как к любимой девушке. Так что не обольщайся», – часто говорила она. Я уверяла маму, что все понимаю, а сама втайне надеялась, что когда-нибудь Олег обязательно в меня влюбится по уши. А потом мы вместе поступим в университет и через пару лет поженимся. Проблемы начались, когда любимый не сдал вступительные экзамены на факультет иностранной филологии. Отец его чуть не съел. Я старалась поддержать.перейти сюда на сайте https://lotosk.com.ua на сайте подробнее

– Не переживай. Через год снова попробуешь, и у тебя точно получится, – убеждала Олега. Но все было напрасно.

– Маш, мне нужно срочно найти какую-то работу. Отец меня чуть из дому не выгнал, когда узнал результаты экзаменов. Сказал, что год содержать меня не собирается, – со злостью говорил он.

Олег пытался куда-то пристроиться, но молодого и зеленого брать на работу не спешили. И тут однажды…

– Вчера звонила тетка Алла. Она живет в Лондоне, замужем за англичанином, – сообщил мне. – Короче, приглашает меня ненадолго приехать к ней… Сказала, что оплатит хорошие языковые курсы. И, возможно, даже пристроит подработать в фирму мужа.

– И что ты решил? – поникнув, поинтересовалась я, хотя заранее знала, что он ответит. И не ошиблась.

– Конечно, поеду! Такой шанс нельзя упускать. Да и что мне здесь делать?

– Действительно, – пробормотала я, сглатывая подступившие к горлу слезы. Через месяц Олег получил визу, заказал билеты и пригласил несколько близких друзей на прощальную вечеринку. По его настроению я понимала, что он с нетерпением ждет отъезда. В отличие от меня… Любимый еще не улетел, а я уже скучала. После вечеринки мы поехали в аэропорт. Ребята хохмили, а я стояла в сторонке, заставляя себя не плакать. Наконец объявили рейс Олега. Он поцеловал меня и пошел проходить паспортный контроль. Поднимаясь на эскалаторе, помахал мне рукой. Как-то уж слишком весело. Сначала Олег звонил почти каждый день, и мы по часу болтали. Потом звонки стали редкими и недолгими. Я совсем затосковала, забросила учебу. Хорошо, что рядом был друг Костя, который выручал на экзаменах, делился конспектами и во всем поддерживал меня.

– Что бы я без тебя делала, – вздыхала я, благодарно глядя ему в глаза. Но Костик только снисходительно улыбался… Наконец три месяца прошли. Олег вот-вот должен был вернуться. Но за несколько дней до приезда позвонил:

– Машка, я остаюсь в Англии еще на полгода, – радостно кричал он в трубку.

– Есть возможность бесплатно изучать бизнес-английский. Представляешь?!

Я ни о чем не спрашивала. Мне было ужасно обидно и больно. Но все равно ждала, надеясь, что милый приедет хотя бы на рождественские праздники. Костя пытался развлекать меня, вытягивал на каток, в кино, делал все возможное, чтобы я не слишком скучала. Олег вернулся в марте. Приехал ко мне без звонка сразу из аэропорта с букетом желтых тюльпанов. Показался каким-то чужим, озадаченным. Дома сидеть не захотел, и мы пошли в кафешку. Я смотрела на него, ожидая каких-то признаний, и…

– Машунь, не хочу тебя обманывать… Я не собираюсь возвращаться в Украину. Сейчас приехал увидеть маму, потому что она очень соскучилась.

– Но ведь я бы смогла приезжать к тебе время от времени, а после учебы – переехать насовсем, – начала я.

– Стоп! Во-первых, тебе будет сложно открыть визу. А во-вторых… Что значит насовсем? По-моему, я тебе ничего не обещал. Мы ведь просто друзья, да? – спросил он, глядя на меня в упор.

Я молча кивнула, хотя душа разрывалась от боли. «Ох и дура! Намечтала – теперь получай», – ругала себя мысленно. Я встала и, не прощаясь, вышла из кафе. Надеялась, что Олег догонит, начнет извиняться. Но этого не произошло… Дома я долго ждала от него звонка. Напрасно – телефон молчал. Не скрою, мне хотелось позвонить самой, но гордость не позволяла. Поэтому я просто лежала с трубкой в руках и ревела… На следующий день моя мама тайком позвонила Костику. Он тут же пришел, спокойно выслушал меня и стал утешать.

– Не переживай, – говорил он, гладя меня по голове. – Ты забудешь его…

– Не забуду. Никогда не забуду. Костя, я так сильно его люблю… – шептала сквозь слезы, уткнувшись в плечо друга. Через несколько дней узнала, что Олег уехал. Я расстроилась еще больше. Когда он был в городе, рассчитывала, что позвонит, что мы встретимся и все обсудим. Но когда уехал, потеряла надежду.

Я не хотела выходить из дому, забросила учебу, начались ссоры с мамой. Наверное, у меня началась бы депрессия, если бы не Костик. Он старался быть со мной рядом каждую свободную минуту, возился, как с маленьким ребенком, терпел все мои истерики и капризы.

– Маш, успокойся, в конце концов. Тоже мне, нашла проблему – Олег уехал. На нем что, свет клином сошелся?

Я не отвечала на этот вопрос, но любая песня по радио о несчастной любви либо вид влюбленной парочки вызывали у меня желание повеситься… К счастью, время лечит. Поэтому через четыре месяца я начала оживать. Но ненадолго… Олег опять приехал погостить к родителям. Мне об этом сказали подруги. А через день я наткнулась на него на улице. Хотела сделать вид, что не заметила, но он преградил мне путь: «Машуня! Рад тебя видеть!» – сказал с улыбкой.

– Я тоже, – выдавила с трудом, а у самой буквально выскакивало сердце.

– Слушай, сегодня у меня вечеринка. Приходи, а? Я скоро уеду, поэтому хотел бы увидеть всех старых знакомых… «Знакомых… – подумала я сердито. –

Так вот, значит, кем ты меня считаешь!» – Ладно, приду, – сказала вслух, решила показать, что совсем по нему не сохну… Увы, я выпила лишнего и сама не поняла каким образом оказалась в его постели. Проснувшись, ужаснулась собственному поступку. Стараясь не разбудить Олега, быстро оделась и убежала домой.

Знала, что для него сегодняшняя ночь – всего лишь секс. А вот для меня… Неожиданно я подумала о том, что если забеременею, парень может изменить ко мне отношение и даже захочет жениться. Но он улетел, даже не позвонив мне… Косте я не смогла признаться, что переспала с Олегом, рассказала только о вечеринке и о своих переживаниях.

– Я опять поступила как идиотка! Мне не нужно было туда идти…

– Не говори так, – попросил он. – Ну, пошла и пошла. И в этом нет ничего страшного. Не жалей… Выпьешь вина? После второго бокала я перестала говорить об Олеге. После третьего поверила, что еще могу быть счастлива.

– Ты такой добрый… – прошептала, глядя Косте в глаза. – Такой хороший. Почему у тебя нет девушки?

– А ты не догадываешься? – тихо ответил он, а потом вдруг поцеловал меня… Ту ночь мы провели вместе. А утром Костик начал передо мной извиняться.

– Послушай, Маш, этого больше не повторится. Просто я потерял голову…

Я слушала, глядя в окно. Думала, что все это время мучилась воспоминаниями об Олеге, а рядом был тот, кто действительно меня ценил, а может, и любил.

– Не говори так, пожалуйста, – сказала тихо, а потом сама поцеловала его. Этот выбор сделал меня другой. Костя был счастлив, я вроде бы тоже. Хотя не думала о нем день и ночь. Мне просто было хорошо рядом с ним. Наши отношения не напоминали тех, которые когда-то связывали меня с Олегом. Не было той магии, очарования… Я чувствовала себя подругой Кости, как и прежде. Просто теперь еще и спала с ним… Через два месяца после нашей первой ночи оказалось, что я беременна. Костя сходил сума от счастья, а я… от неуверенности. Ведь это мог быть ребенок Олега… Обалдеть можно!

Спустя два месяца я стала Костиной женой. Сразу после свадьбы мы переехали в небольшую квартиру, полученную мужем в наследство от бабушки. Я завалила учебу, потому что всю беременность плохо себя чувствовала. Потом родилась Анечка, и мне уже не хотелось учиться. Я сидела дома с малышкой, вела домашнее хозяйство, пытаясь быть образцовой мамой и женой. Пару лет еще вспоминала Олега, а потом перестала…

Мама, мамочка, – услышала я голосок дочери, вернувший меня из прошлого в реальность. – Давай уже домой пойдем, снежинки закончились. Рассмеявшись, я взяла ее за руку, и мы направились к дому. И вдруг мне показалось, что на стоянке возле машины стоит Олег. Хоть и прошло четыре года, ошибиться я не могла. Подхватила малышку на руки и пулей влетела в подъезд. «Ну надо же! Как только я подумала о нем, мысли материализовались». Анечка уселась возле телевизора смотреть мультики, а я начала готовить ужин, но никак не могла сосредоточиться, все валилось из рук. Когда Костик вернулся с работы, немного успокоилась: «Подумаешь, Олег приехал. Мне-то что?» Накормив семейство, я занялась вязанием, а Аня с Костей рассматривали книжку. И тут кто-то позвонил в дверь.

– Сиди, я открою, – сказала мужу. – Наверное, опять тетя Рита пожаловала. Скучно старушке, вот и зашла на чаек. Распахнула дверь, и сердце ушло в пятки – передо мной стоял Олег.

– Привет, Машунь… Не ожидала?

– Конечно, нет! – Я нервно сглотнула слюну. – А ты чего это надумал зайти?

– Решил проведать. Соскучился. А ты? Я оглянулась на приоткрытую дверь. Анюта вскарабкалась на Костю, они носились по комнате, заливаясь от смеха.

– Нет, – ответила, чувствуя, как слабеют ноги. – Олег, тебе лучше сразу уйти!

– Уйти? – опершись плечом о стену, он протяжно вздохнул. – Мать говорила, что ты вышла замуж…

– Вышла, – подтвердила я, стараясь говорить так, чтобы он, не дай бог, не заметил, как дрожит мой голос. – Давно…

– А еще у вас… у тебя есть дочка…

– Есть. Олег, я не совсем понимаю…

– Я тоже. Это мой ребенок? Только честно! – неожиданно выпалил он.

Я просто опешит. Ответить не успела, потому что в прихожую выглянул Костя. У меня земля ушла из-под ног.

– Не говори глупостей! – прошипела Олегу, пытаясь заслонить его собой. – Убирайся и больше не приходи! Никогда не приходи, слышишь?!

Не дожидаясь ответной реплики, захлопнула дверь у него перед носом. Постояв, вернулась в комнату. Думаю, Костя все слышал, потому что был взволнован.

– Маш, зачем он сюда пришел? – спросил, напряженно глядя мне в глаза.

– Не знаю, Костя. Не знаю… Вечером мы легли спать молча. Не знаю, когда уснул муж, только мне до рассвета не удалось сомкнуть глаз.

Утром Костя был не в настроении. Пыталась выяснить причину, но все молчал.

– Да в чем дело? – психанула наконец.

– Это я у тебя должен спросить! – буркнул муж. – Ведь вижу, как ты переживаешь! Может, все еще любишь его? Полночи вздыхала…

– Не было этого! Не выдумывай!

– Да слышал я! А почему он интересовался, не его ли это дочь? У него есть основания думать, что это его ребенок?

– Глупости. Аня – твоя дочка, – сказала твердо. – Я убедилась в этом, когда она родилась. Те же глаза, нос, группа крови… Ты думаешь, я бы обманывала тебя столько лет?

Он не ответил, но в глазах была такая боль, что у меня перехватило дыхание. Хотела обнять, но Костик увернулся.

– Не надо… Дай мне время подумать…

Потом Костя ушел на работу. А я весь день не могла успокоиться. Вечером тепло одела Аню и вышла встречать мужа. Подумала, что ему будет приятно… Мы немного погуляли и пошли на остановку. Минут через пять возле нас притормозила новенькая иномарка. Из нее вышел Олег. Подошел к нам, поздоровался: «Привет, Маш! Как дела?»

– Без тебя отлично! – ответила зло.

– Правда? – недоверчиво хмыкнул он.

– Правда. И запомни, нас ничего не связывает. Ни-че-го! Не строй иллюзий!

– Жаль. Что-то мне совсем с женщинами не везет. Но в остальном – все окей. Аня стояла между нами, с интересом разглядывая Олега. И по закону подлости в этот момент из автобуса вышел Костя. Увидев нас, остановился как вкопанный. Я хотела позвать его, но не успела. Он развернулся, догнал автобус… Водитель открыл дверь, и мой муж уехал.

– Анечка, нам надо идти, – сказала я и подхватила дочку на руки.

– Маш, постой, пожалуйста… – пытался преградить нам дорогу Олег.

– Не о чем мне с тобой говорить, – выкрикнула я и побежала в сторону дома. Надеялась, что Костя передумает и вернется. Но он не пришел. И не отвечал на мои звонки. Я не знала, что делать.

– Где папа? – хныкала Анечка.

Я наврала, что ему пришлось задержаться на работе, и лишь тогда она уснула. Через два часа наяриваний на мобильный наконец-то дозвонилась мужу.

– Ну слава богу! Костик, ты где?

– У брата. А что? Что ты хотела?

– Как это что? Я же видела тебя на остановке. Почему ты не пошел домой?

– А разве меня там ждут? Может, все эти годы ты любила только его? – на удивление спокойно спросил Костя.

– Что ты несешь? Это какой-то бред!

– Я видел, как ты на него смотришь…

– Костя, не выдумывай!

– Маш, мы живем с тобой четыре года. И за все это время ты хоть раз сказала, что любишь меня? Вспомни!

Я замолчала. Костя прав… Я никогда не говорила ему нежных слов, не умела демонстрировать свои чувства. Особенно после того, как обожглась с Олегом…

– Маш, перед тем как звать меня домой, подумай… разберись, кого хочешь видеть рядом с собой. Ты знаешь, что я очень тебя люблю… Поэтому хочу, чтобы ты была счастлива…

В трубке послышались гудки отбоя. Неожиданно сильно защемило сердце. Я накапала себе валерьянки, легла в кровать и постаралась уснуть. Утром точно знала, каким должно быть мое решение. Я позвонила мужу, и он сразу ответил.

– Костя, возвращайся домой, я скучаю по тебе. Дорогой, я только сейчас поняла, как сильно тебя люблю! Прости, что никогда тебе об этом не говорила. Прости, – сказала и разрыдалась. Костя слушал молча. Но мне показалось, что он тоже заплакал. Наконец-то я смогла сказать слова, которые давно должна была произнести… Я поняла, как сильно Костик любил меня – по-настоящему, жертвенно. А то, что я испытывала к Олегу, было всего лишь увлечением, миражом, который сама себе придумала и в который поверила… Тридцать первого я сидела в кухне возле окна и наблюдала за снегопадом. На улице было красиво, а мне – невыносимо грустно и одиноко. «Сегодня Новый год, а Кости нет. Как же я была несправедлива к нему, как его обижала…»По заснеженному тротуару, обвешанные пакетами с подарками, спешили домой редкие прохожие. Один из них показался мне знакомым. Всмотрелась… Костик! Муж возвращался домой, держа в руках елку. Вскочив с табурета, я опрометью бросилась к дверям, за секунду спустилась вниз по лестнице, распахнула дверь подъезда.

– Я знала, что ты придешь, – прошептала, смеясь и плача одновременно. – С Новым годом, любимый…»