Энн Хэтэуэй: цена успеха | BRAND : Женский онлайн-журнал

В десять часов вечера, накануне церемонии

«Оскар-2013», Энн Хэтэуэй завидовали миллионы девушек. Еще бы! Судя по всему, через сутки эта счастливица с огромными глазами и улыбкой в пол-лица получит золотую статуэтку и станет знаменитой на весь мир. Сама же Энн в это время металась по комнате и обреченно твердила: «Меня все ненавидят и мне нечего надеть!»

Нет, Энн Хэтэуэй не страдала приступами маниакального бреда. Просто к концу февраля она была совершенно измотана гриппом и ролью Фантины в фильме «Отверженные», за которую ее и номинировали на самую престижную кинопремию мира. О, эта роль стоила актрисе нервов! Впервые она расчувствовалась до глубины души уже на пробах и исполнила арию Фантины из мюзикла «Отверженные» так, что режиссер Том Хупер расплакался. Правда, грустный эпизод закончился радостно: Хэтэуэй утвердили на роль Фантины — матери Козетты, а песня вошла в фильм.

Вживаясь в образ, Энн читала одноименный роман Гюго и с головой погружалась в судьбу своей несчастной героини. А доходя до описания разговоров Козетты с возлюбленным, ощущала ком в горле. Актрисе казалось, что речь идет о ее собственных чувствах к мужу.

Кстати, когда съемки начались, Адам был занят и не мог поддержать жену своим присутствием. Тогда Энн решила, что муж появится на площадке к концу съемок, когда она лишится последних сил. Он и приехал, как договаривались. Но работа застопорилась. Глядя на любимого, актриса сияла ярче софитов и никак не могла изображать трагическую героиню. И только когда Адам уехал домой, вновь ощутила себя отверженной.

Да, именно такой была мать Козетты — отверженной и страдающей. Ради любви к дочери она пожертвовала сначала своими роскошными волосами, а затем начала продавать и тело. Поэтому, когда режиссер сообщил, что Энн тоже придется лишиться своей великолепной шевелюры, актриса согласилась без промедлений. Разве могла такая мелочь сравниться с жертвенностью Фантины?

Но как выяснилось, это была вовсе не мелочь. Когда пришло время ехать в салон, Энн так затряслась от страха, что даже подумала было отменить визит. А усевшись в парикмахерское кресло, крепко зажмурилась и, кажется, даже перестала дышать. А ведь это была только первая жертва, которой потребовала картина, ставшая для Хэтэуэй знаковой.

Чтобы к концу фильма ее героиня выглядела вконец изможденной, актриса решила похудеть. По правде, вначале она даже была рада избавиться от лишнего веса (иметь58 кгпри росте173 смпросто неприлично!), и вообще перестала есть. А если голод становился нестерпим, позволяла себе немного редиски или безвкусной бурой гадости под названием хумус. И только когда на весах показалось число «47», поняла: если сейчас же не бросит голодовку, то просто околеет на съемках. Режиссер вначале поощрял рьяное вживание в образ. Но затем и он заявил, что актриса зашла слишком далеко. И только тогда Энн призналась, что каждую ночь ей снилась нормальная человеческая еда.

Однако работа над ролью заключалась не только в смене внешности. Хэтэуэй прочла кучу статей, исследований и просмотрела массу документальных фильмов о сексуальном рабстве. В каком-то интервью женщина с болью рассказывала, что начала продавать себя, чтобы хоть как-то прокормить детей. «Но я из хорошей семьи»,- словно мантру твердила бедняга, а потом и вовсе разрыдалась. Энн это просто сразило. Оказывается, ее Фантина — не вымышленный, а вполне реальный персонаж. Господи, до чего жизнь бывает жестокой!

Выйдя на экраны, «Отверженные» открыли какие-то тайные шлюзы — и на Энн Хэтэуэй полился неиссякаемый поток званий и премий. Шутка ли, за лучшую женскую роль второго плана она получила сорок одну награду! «Золотой глобус», BAFTA, «Выбор критиков», приз Гильдии костюмеров «В центре внимания»… И в завершение — номинация на «Оскар»!

Поговаривали, что в этом году золотая статуэтка достанется именно Хэтэуэй. И модные дома сражались за право одеть и обуть актрису на церемонию. Вот только Маноло Бланик высказал свое «фе». Говоря о молодых голливудских актрисах, знаменитый итальянский дизайнер небрежно заметил, что не видит в потенциальной оскароносице ничего особенного. Да, хороша собой и неплохо играет. Но вот не запоминается — и все тут! Досталось от него и партнерше

Хэтэуэй по картине: «Я даже не знаю, кто такая Аманда Сейфрид или как ее там. Для меня они все одинаковые». Узнав об этом, Аманда полчаса чертыхалась. А вот Энн расстроилась до слез. И чем только она не угодила обувному королю?

Впрочем, это был далеко не первый удар, нанесенный ей ни за что ни про что. Впервые публика невзлюбила Хэтэуэй после 83-й церемонии вручения премии «Оскар» в 2011 году, которую актриса вела вместе с Джеймсом Франко. Тогда их тандем назвали провальным, а приглашение в качестве ведущих — ошибкой. А ведь Энн так старалась! И разве она так уж сильно провинилась, когда немного переигрывала, стремясь понравиться всем присутствующим в зале?

Следующий всплеск ненависти последовал после речи на церемонии вручения «Золотых глобусов». Получая награду за роль Фантины, актриса словно удивилась: «Вау, это случилось!». А затем произнесла странную речь: «Спасибо за этот тупой предмет. Я буду его использовать как оружие в борьбе с собственной неуверенностью». Тогда Интернет буквально захлебнулся ненавистью. Пользователи категорически не соглашались с решением отдать «Золотой глобус» Хэтэуэй. А критики упрекали актрису в том, что она переигрывает и купается в страданиях своей героини.

Следом она ощутила к себе откровенную неприязнь на ток-шоу, посвященному презентации «Отверженных». Когда показали отрывок из фильма, Энн, еще до конца не вышедшая из образа Фантины, заплакала. Вытирая покрасневший нос и тихонько всхлипывая, она напоминала брошенного ребенка. Однако вместо сочувствия вызвала злобные пересуды. Надо же, разрыдалась, притворщица! Хочет загрести себе все награды.

После шоу упреки в фальши тоже не стихали. Говорили, что и голову она побрила нарочно, и похудела как анорексичка,  и  даже гриппом заболела, чтобы вызвать сочувствие. Словом, никак не наиграется.

Эти чудовищные обвинения вызвали у актрисы шок. Она ощущала себя такой обесчещенной, словно получила пощечину на глазах у всего Голливуда.

— Да плюнь ты на все это с высокой колокольни! — уговаривала давняя подруга, актриса Эмили Блант.- Разве не ясно — они бесятся от зависти!

— Да, но я не умею любить себя такой, какая есть. И если кто-то говорит обо мне гадости, начинаю в них верить, понимаешь?

— Так не читай и не слушай все эти бредни! — выходила из себя Эмили.

— В том-то и дело, что не могу! Если хочешь знать, то прежде чем выйти из дома, я себя фотографирую, а потом рассматриваю снимок и корректирую свой внешний вид. Зачем? Да просто не хочу, чтобы какой-то недоумок потом сказал, будто я выглядела как унылая поганка.

Однако прием с фото не помог. И на церемонии вручения «Оскара» Энн Хэтэуэй чувствовала себя простуженной и затравленной. Ко всем этим неприятностям добавилось ужасное волнение. В итоге, принимая заветную статуэтку, она промямлила что-то невразумительное (хотя дома все тщательно отрепетировала) и удалилась за кулисы. На фоне другой счастливой обладательницы статуэтки, Люпиты Нионго, произнесшей блистательную речь, Энн выглядела поистине жалко. А в довершение ко всему она лишь за кулисами поняла, что забыла поблагодарить болеющего раком менеджера, с которым проработала целых пятнадцать лет.

Да что за наказание? Нет, это надо срочно исправлять! -решила актриса. И когда «Оскар» вручали уже самой картине, попросила продюсера дать ей еще пару минут. Тот согласился. Но лучше бы он этого не делал! От переживаний Хэтэуэй заговорила, когда награждаемые еще поднимались на сцену — и окончательно все испортила. Коллеги, журналисты, да что там — вся публика, собравшаяся в кинотеатре «Кодак», решила, что Хэтэуэй ужасно бесцеремонна. И когда только она уже насытится своей славой?

Но и это еще не все. На следующий день Энн просматривала в Интернете новости о себе и наткнулась на статью под заголовком «Почему все ненавидят Энн Хэтэуэй?» Стерпеть такое не смогла бы даже железная леди, а уж о ранимой и трепетной Энн Хэтэуэй и говорить нечего. Она разрыдалась так громко, что переполошила своих собак. Хорошо хоть, Адама не было дома. А то он бы не на шутку перепутался.

Травля продолжалась и спустя два дня после церемонии. На этот раз темой для сплетен стало платье. Дело в том, что на красной дорожке все ожидали увидеть актрису в наряде от Valentno. Тем более что за пару часов до церемонии    — об этом официально сообщили пиарщики дизайнера.

Сам Валентино Гаравани тоже не сомневался, что Энн будет принимать «Оскар» в его воздушно-розовом платье из тюля. Во-первых, Энн Хэтэуэй была лицом Дома Valentno и на светских мероприятиях зачастую блистала именно в его нарядах. Во-вторых, к алтарю год назад она тоже пошла в подвенечном платье, созданном фантазией этого дизайнера. Наконец, их связывала многолетняя дружба. Однако потенциальная оскароносица и тут выкинула коленце.

Как только ее нога ступила на красную дорожку, публика замерла — на Энн Хэтэуэй было розовое атласное платье Prada! Ловя на себе испепеляющие взгляды -она предала даже своего старого друга! — Энн готова была кричать, что не виновата. Но вместо этого ей приходилось лучезарно улыбаться на камеры и посылать воздушные поцелуи фанатам.

Загадка этой странной истории открылась спустя два дня. Оказалось, Хэтэуэй заранее выбрала платье от Валентино (ну конечно, он же один из самых замечательных людей, которых она когда-либо встречала!). Но когда на репетиции церемонии Аманда Сейфрид показала фото своего платья, Энн похолодела. Черт, да это же близнец ее платья, только оно не розовое, а лилово-серое и от другого дизайнера!

Домой актриса приехала едва живая. До церемонии оставались считаные часы, а у нее не было наряда. Зато льющиеся отовсюду потоки ненависти она ощущала всей кожей. Это был ад. Устав метаться в отчаянии по дому, Энн обессиленно прошептала:

— Адам, я не вынесу всего этого!

— Успокойся, малышка. Лучше подумай, сколько женщин по всему свету в эти минуты умирают от зависти к тебе. Так что соберись с духом и срочно займись поисками другого наряда. Да, времени в обрез. Но ведь другого выхода у тебя нет, верно? — ласково потрепал ее за подбородок муж…

Как ни странно, ночью Энн удалось неплохо поспать. А утром курьер доставил роскошно упакованную коробку от Prada. Энн ее открыла — и засмеялась от радости. Там лежало платье ее мечты — изысканное, современное и без единой лишней детали. Спустя минуту она уже вертелась у зеркала.

— Послушай, Адам, а тебе не кажется, что моя грудь выглядит вызывающе?

— Мне кажется другое: ты прекрасна! А теперь поехали, не то красную дорожку свернут,- пошутил муж. И Энн, махнув рукой, отправилась навстречу своему триумфу.

Комментарии запрещены.

Новости

 



Кухня