В свои 39 лет Джоли — успешная актриса, режиссер, обладательница «Оскара», мать шестерых детей, жена Брэда Питта и еще посол доброй воли при ООН

Мы встретились с Анджелиной Джоли в Нью-Йорке, чтобы поговорить о ее новой режиссерской работе — фильме «Несломленный» (премьера в украинском прокате 5 февраля), рассказывающем об удивительной жизни американца Луи Замперини. Но конечно же, мы не могли не задать вопросы о детях и семейной жизни Анджелины и Брэда.

— Анджелина, «Несломленный» -ваша вторая режиссерская работа, в которую вы вложили немало сил. Поздравляем с тем, что удалось успешно пройти и завершить съемочный процесс.

— Спасибо. Этим фильмом я хотела напомнить, что не только мой герой, Луи Замперини, но и любой человек способен проявить величие духа. В каждом из нас, я уверена, таятся такие возможности. Пройти через немыслимо тяжелые испытания, преодолеть их и выйти с честью и несломленными. С прототипом главного героя я общалась почти два года, до самой его смерти. Порой кажется, что его жизнь и судьба не могут быть правдой: ну не может столько всего приключиться с одним человеком! Вот несколько штрихов: на Олимпиаде 1936 года в Берлине Луи становится олимпийским чемпионом по бегу. Во время войны летает на бомбардировщике, и однажды его самолет сбивают. 47 дней он проводит в шлюпке посреди Тихого океана! Помощь приходит, но это японское судно… В результате Замперини попадает в лагерь для военнопленных в Японии… Невероятно! Но все это правда.

— Как думаете, какой была бы реакция самого Луи Замперини, если бы он дожил до премьеры?

— К счастью, я сумела показать ему большую часть материала, когда он попал в больницу… Хотя до этого планировала показать ему готовый фильм, очень хотела успеть… Но случилось так, как случилось. Закачала в свой ноутбук все, что было, и помчалась к нему. Успела! Уверена, что, останься Луи жив, на премьере он бы улыбался. Не плакал. Это я все время срываюсь, с трудом сдерживаю слезы. А он был бы счастлив, что люди узнают, что он хотел им передать своим жизненным опытом. И он бы поддержал мою идею пригласить на премьеру ветеранов войны. Показать им, что мы и наши дети гордятся ими и уважают то, что они сделали. Кстати, наш сын Мэддокс очень увлекся историей, в частности историей Второй мировой войны. Мне кажется, он прочитал по этой теме гораздо больше книг, чем мы с Брэдом.

— Правда, что вы собираетесь бросить актерскую работу и быть только режиссером?

— Я никогда не чувствовала себя слишком комфортно перед камерой. И мне гораздо больше нравится быть режиссером. Но я не утверждаю, что вообще никогда больше не буду сниматься. Но предпочтение я все же отдаю режиссуре. К тому же у меня как у режиссера при правильной организации работы гораздо больше времени остается для детей. Для нас с Брэдом это очень важно. Поэтому мы практически всегда берем их с собой.

— А как со школой вопрос решаете?

— Старшие раньше ходили в международный лицей — он есть во многих странах. Там одинаковая программа, и они ничего не пропускали при переездах. Но в последнее время мы полностью перешли на домашнее образование. Детей учат дома или там, где находимся. Учителя к ним приходят или с нами путешествуют. Это проще и ничуть не хуже. Главное, что мы с детьми, со всеми шестерыми, очень редко расстаемся. Во всяком случае мы стараемся не допускать, чтобы одновременно отсутствовали и я, и Брэд.

— Ваши отношения с Брэдом как-то изменились после свадьбы?

— Наверное, изменились. В лучшую сторону. Я никогда не думала, что стану сама рожать. Только когда в моей жизни появился Брэд, я захотела этого. Потому что почувствовала, что он именно тот человек, который мне нужен. По-моему, самое главное — встретить своего мужчину. Ну а мужчине, разумеется, свою женщину. Без этого ничего не сложится.

Я в отличие от Брэда выросла в семье без отца, в разрушенной семье. (Актер Джон Войт ушел от жены Маршелин Бертран, матери Анджелины, когда девочке было 2 года. -Прим. ред.) И я не верила, что у меня может быть нормальная семья и муж. И даже особенно не ждала никогда такого чуда. Поэтому и решила не рожать, а брать детей из приютов, чтобы хоть несколько человек стали счастливее. И вот у нас с Брэдом теперь есть своя семья, своя история. Мы две личности, абсолютно разные индивидуальности. И мы вдохновляем друг друга, бросаем вызов, сводим с ума — в самом прекрасном смысле! (Улыбается.) Мы с ним боремся за одно и то же и верим в одни и те же жизненные ценности.

— У вас бывают плохие дни, когда настроение не слишком радужное, нервы на пределе — ну, как у всех, иными словами?

— Ну конечно. И единственный человечек, который меня не боится в эти минуты, — моя крошка Вивьен. (Смеется.) Мы ее зовем маминой тенью. Я могу быть усталой, в ужасном настроении, ворчать и брюзжать — Вивьен ничто не волнует. Она льнет ко мне и хочет быть рядом все время. И поэтому, кстати, ее взяли на роль маленькой Авроры в «Малефисенту». Остальные дети в ужасе разбегались, увидев меня в гриме и с рожками. Ну еще бы, ведь Малефисента — это же воплощение дьявольского зла!

— А что вас в жизни больше всего пугает?

— Как и любая мать, больше всего на свете я переживаю за своих детей. Так что бессонные ночи у меня бывают именно из-за страха, что с самыми моими близкими и любимыми может случиться что-то нехорошее.

В мире сейчас, вы прекрасно знаете, происходит очень много плохих вещей. Подготовить детей к подобному очень сложно. Мы путешествуем с ними, показываем много, обсуждаем новости. В общем и целом они в курсе того, чем я занимаюсь в качестве посла доброй воли при ООН, знают, что Брэд помог построить жилье для пострадавших от урагана в Новом Орлеане. Дети ходят с нами в приюты и детские дома. В общем, надеюсь, наши дети более-менее осознают, в каком сложном мире живут.

— Недавно Гвинет Пэлтроу сказала, что актрисам тяжелее совмещать работу и семью, чем обычным женщинам. Что вы думаете об этом?

— Это смешно. Лично я все время помню, какая я счастливица. Мне не нужно бежать на работу каждый день или, как матерям-одиночкам, подрабатывать, чтобы дать детям все необходимое. У меня есть возможность обеспечить детям качественные медицинскую помощь и образование. В доме всегда есть еда. Мы путешествуем всей семьей. Разве многие могут себе такое позволить? Единицы! Уж я-то знаю. Столько всего успела повидать за время своей работы по делам беженцев! Сколько в мире несчастных женских и детских судеб! Поэтому мне стыдно жаловаться. В отличие от многих я могу себе позволить сбавить темп, если устала. Не всегда получается, но я стараюсь. Мало кто поверит, что я лучше всего себя чувствую дома в роли матери. Хотя, когда сравниваю себя со своей мамой, понимаю — мне до нее далеко. Она всю свою жизнь посвятила нам с братом и навсегда останется для меня воплощением материнства.

 

Комментарии запрещены.

Новости
http://полевые-кухни.рф бух учет организация чаепития в школе

 



Кухня