Понятие собственности обесценивается: сегодня мы арендуем жилье, берем одежду напрокат и храним информацию в «облаках». Тренд-консультант Наталья Волкова (Trendwatching Ukraine) разбирается, почему временное или виртуальное лучше, чем материальное.

Сколько весит ваша жизнь? Представьте, что вы несете рюкзак, его лямки врезаются в плечи. Ощутили? А теперь сложите в него все, что составляет вашу жизнь. Начните с любых мелочей, с ерунды и безделушек, которые вы коллекционируете. Чувствуете? Вес прибавился. Теперь пойдут вещи покрупнее: одежда, бытовая техника, лампы, белье, телевизор. Рюкзак уже очень тяжелый, а дальше — больше: кушетка, кровать, прочая мебель. И ваша машина тоже идет в рюкзак, и ваш дом. Постарайтесь вот все это запихнуть в рюкзак, а теперь пройдитесь. Тяжеловато? То же самое мы делаем ежедневно, навешивая на себя столько всего, что не можем двигаться, а движение — это жизнь». Монолог героя Джорджа Клуни в фильме «Мне бы в небо» можно назвать гимном наших дней: все больше людей отказываются от материальных и постоянных вещей в пользу виртуального или временного владения. Человечество устало от обязательств, которые накладывает на него собственность по уходу, ремонту, выбору и хранению. Меньше обязательств, больше свободы, мобильности, скорости и разнообразия — вот выбор тех, кто задает сегодня тренды, и продиктован он не только развитием технологий. В корне меняются наши ценности и образ мышления.

Сегодня нас будит не дребезжание будильника, а вибрация смартфона, причем в оптимальное для организма время — благодаря приложению, которое отслеживает фазы сна. Тот же смартфон заменяет нам фотокамеру, ежедневник, выпуски прогнозов погоды, персонального тренера и много чего еще. Мы отказываемся от телевизоров, потому что и кино, и новости смотрим онлайн. Мы не покупаем платье на вечеринку или свадьбу подруги — ведь его можно взять напрокат в Oh My Look!; не охотимся за билетами на поезд, потому что быстрее добраться до места с помощью BlaBlaCar, где ты делишь с водителем расходы на бензин; не арендуем в путешествиях машину в пунктах проката, потому что виртуальный сервис Car2Go куда удобнее. Все свои рабочие файлы, коллекции фото или фильмов мы храним на «облаках» или серверах удаленного доступа. В какой точке мира ни находился бы человек, с которым нам нужно поделиться информацией, сегодня с помощью Google Docs или Dropbox сделать это так же легко, как если бы он сидел возле нас.

Конечно, ко многим вещам мы склонны привязываться — бывает, что нас держат истории и воспоминания, иногда физические предметы кажутся более надежными и реальными. Если верить опросам, далеко не все украинцы перешли на оплату товаров в магазинах безналичным способом: кто-то снимает зарплату, как только она поступает на карту, поясняя, что так надежнее: точно знаешь, сколько потратил, можешь пощупать деньги и ощутить тяжесть кошелька. А если представить, что банк как физическое учреждение с менеджерами больше не существует, поэтому все операции и консультации теперь проходят онлайн? И дело не в том, что виртуальные банки менее надежны, а в том, что это меняет привычное окружение и поведение.

И все-таки в нашем мире привязанность к вещам стала уже непозволительной роскошью хотя бы потому, что впустую расходуется невозобновляемый ресурс — время. Поэтому на смену регламентированному графику и постоянному офису приходит временное рабочее место или удаленная работа. Согласно исследованию компании Ipsos MORI по заказу Microsoft, 50% сотрудников микробизнеса считают, что в коворкинговых пространствах они работают продуктивнее, чем в офисе, а 35% уверены, что работая дома, они смогли бы добиться большей продуктивности труда. Некоторые компании, вроде норвежской Telenor, экспериментируют с системой, в которой рабочие места не привязаны к конкретным сотрудникам. Говорят, это повышает мобильность персонала и позволяет кооперироваться с людьми в зависимости от проекта и задач.

Космополитичный мир принес в нашу жизнь важное условие — less is more. С одной стороны, во всех сферах появляются сервисы, позволяющие взять все необходимое в аренду, виртуально хранить и использовать, совместно владеть, а с другой — мы учимся обходиться минимальным количеством простых вещей.

Часто бренды или маркетологи навязывают желание владеть товаром, который нам совершенно не нужен, или постоянно обновлять его текущую версию. Но меняется отношение к владению — меняется отношение и к покупкам как таковым: на первый план выходят функциональность и простота (вспомните модный сегодня стиль нормкор, отрицающий эксклюзивность как понятие). В предметном дизайне эту же тему поднимает Джаспер Моррисон, создатель термина «супернормальность» (super normal). Он считает, что «пора перестать увлекаться тем, как предметы выглядят, и почувствовать, как с ними жить». В японском магазине Muji, который открыт по всему миру, можно найти только «супернормальные» вещи — имена их дизайнеров скрываются, чтобы не возникло желания купить товар из-за бренда.

Тенденция обходиться малым набором вещей заметна на примере тех, кто часто путешествует: с каждым годом объем их рюкзаков и сумок уменьшается. «Зацикливаться на материальном — самый большой грех в 21-м веке. По сути, человеку для счастья нужно не так уж много. А для выживания еще меньше. Выходя из дома, главное — не забыть паспорт, кредитку и один девайс, в котором будут путеводитель, GPS, карты, браузер, камера, музыка, прогноз погоды, шазам и фонарик», — считает Руслан Русаков, соучредитель и исполнительный директор проектов Angar.

Определенно, сегодня вещи занимают новое место в нашей системе ценностей, переходя из категории «смысл жизни» в куда более скромную категорию «дополнительный ресурс».

Комментарии запрещены.

 

 

 

 

Кухня