В школе я боялся девочек

Девчонок я недолюбливал с детства и даже опасался. Они казались мне визгливыми беспокойными существами, отвлекающими от серьезных дел. Подсовывали заполнять какие-то дурацкие «анкеты друзей»: как ты ко мне относишься, кого из киноактрис любишь… Ерунда полная! А я был парнем серьезным. Больше всего любил математику.

Потом оказалось — все в классе знали, что в меня влюбилась Маринка. А я даже не подозревал об этом… Был неуклюжим белобрысым увальнем, сутулился, вечно краснел, стеснялся. За словом в карман, правда, я не лез, мог всех рассмешить или выручить на сложном уроке. Списывать всем давал. Ну не понимает человек, как это здорово — самому найти решение упрямой задачки, это ж как адреналин — и не надо. Зато в классе меня пацаны уважали. А на выпускном вечере Маринка вдруг пригласила танцевать.

— Пойдем, Алеш? — взяла за руку.

— Потанцуем?

Я даже растерялся. Никогда не прыгал под музыку на дискотеках. И вообще не ходил на эти танцульки дурацкие.

Вышли мы на середину. Боялся, ребята смеяться будут, но все были заняты собой. Последний вечер вместе…

— Поступать поедешь? — спросила Маринка.

— Да, собираюсь. А ты?

— Здесь останусь. Тут у нас тоже учиться можно. У меня ж два брата маленьких. Кто их нянчить будет, если я уеду? Мама болеет, — негромко объяснила одноклассница.

Все знали о ее семейной ситуации, а дела до этого никому не было.

— Леша, я хочу тебя…   попросить, — сглотнув, с трудом произнесла она. — Не уезжай, пожалуйста. Учись здесь. От неожиданности я резко остановился. Что означает эта просьба? На нас тут же налетела двигавшаяся сзади пара. Маринка вновь втянула меня в общий ритм.

— Чего это? — ляпнул по-глупому.

— Меня в университет берут. Заочную физматшколу окончил, не шутки.

— Просто я без тебя не смогу, — тихо сказала Маринка, опустив голову. — Хочу, чтоб ты знал. Она отстранилась и убежала. А я все топтался посреди зала, переваривая услышанное признание. …Через много лет на встрече выпускников Маринка, уже не бледная моль, как звали ее в классе, с куцым мышиным хвостиком, а уверенная в себе яркая женщина с деловой, удивительно идущей ей стрижкой, призналась:

— Знаешь, Леш, я тогда такое облегчение испытала, сказав тебе о своей симпатии. Ну просто гора с плеч.

— А меня в тупик поставила… Конечно, я уехал учиться в университет. Подумал, может, Маришка разыгрывает или романов начиталась. Говорю же, девчат не понимал. В моей жизни все уже было продумано. Примерно так и получилось.

Сейчас я рассказывал об этом бывшей однокласснице, которую не видел двадцать лет.

— Ты всегда был тугодумом, — улыбнулась Марина. — У тебя в мозгах формулы крутились, а чувств не замечал. Потом, я знаю, ты написал научную работу с труднопроизносимым названием и уехал работать в зарубежный университет.

— Да, в колледж, в Лондон, — уточнил я.

— Когда я об этом узнала, купила турпутевку и прикатила в туманный Альбион.

— Да? — я был ошарашен. — Почему ж не позвонила?

— Не решилась, хотя телефон раздобыла заранее. Даже начала набирать номер в гостинице, но задрожали руки, уронила аппарат и нажала отбой. А сайта «Одноклассники» тогда еще не придумали. Бродила по чопорной английской столице и напевала песню Вайкуле «Я вышла на Пикадилли»: «Зачем вы меня забыли, зачем вам меня не жаль…» А вы, то есть ты, не то что забыл, а просто никогда не обращал на меня внимания.

Честно скажу, не знал, что ответить ей на такую откровенность.

— Ты меня извини, Марин, дурак я. Расскажи о себе.

Мы присели на мягкий диванчик в холле. В зале, где проходило гуляние, было душно и шумно, а здесь — спокойно. Тихо журчала вода в фонтанчике. — Да что я, нечего рассказывать. Братьев выучила, женила. Они у меня военные, — улыбнулась она. На завод устроилась и училась на заочном юридическом. Вышла за сокурсника, потратила на него пять лет и развелась. Сейчас он иногда приходит пообщаться с нашим сыном.

— Сколько малому?

— Восемь. Я не люблю, когда появляется бывший муж. Мы скандалим, мальчишка ревет. И зачем я тебе все это говорю… А у тебя семья есть?

— Нет, я один. В Англии десять лет прожил, не до этого было. Да и англичанки… они странные, не понимаю я их. Вернулся — все хорошие девушки уже заняты.

— Не все.

— Слушай, Марин, — я глянул на часы. — Сейчас время еще детское. Поехали подхватим твоего пацана и рванем в какой-нибудь развлекательный центр. На боулинг…

В глазах Марины сверкнула слеза. Она шумно вздохнула.

— Ты чего? — испугался я. Снова, дуболом, чего-то не понял!

— Ничего. Его отец ни разу в жизни не предложил Юрке сыграть в боулинг.

Когда я остановился у ее подъезда — это был тот же дом недалеко от нашей школы, где Мариша жила в детстве, — и спутница вышла из машины, от дома отлепилась длинная тощая тень и направилась к ней.

— Где болтаешься? Ночь на дворе, шалава! — послышался недовольный голос. — Юрка с кем?

— С мамой. Не начинай, Игорь. Зачем ты приехал?

— Имею право, — отрезал бывший муженек.

Это был, конечно, он. Ну и дела! Первая мысль пришла — уехать. Зачем мене быть свидетелем семейной сцены? Мобильный Маринкин могу взять у кого угодно, завтра созвонимся. Но амбал, выйдя под фонарь, подошел ко мне.

— Это кто такой? Твой хахаль?

— Одноклассник. У нас встреча была в школе, — спокойно ответила Маринка.

Я удивился, как она владела собой. Сильная женщина.

— Не отирайся тут больше, однокашник, — заявил мужик.

— Тебе что за дело? Мы давно в разводе! А за него я замуж выйду, — с вызовом выкрикнула она. Хорошо, что было темно. И мою отвисшую челюсть никто не мог разглядеть. Во дает девка!

А она решительно придвинулась и взяла меня под руку.

— Леш, пойдем! — и повернулась к бывшему благоверному. Тот тоже стоял разинув рот: — Еще раз устроишь дебош, я полковнику тут же звоню. Вылетишь с работы. Мы направились к подъезду. Едва захлопнув дверь с кодовым замком, Маринка шумно выдохнула, провела рукой по лицу:

— Извини меня. Ну что ж так не везет. И этого принесло еще…

— А полковник при чем? — осторожно спросил я. — Он военный, твой бывший?

— Капитан милиции. Мы вместе работали.

— Как, и ты… милиционер?

— А что, не похоже? — улыбнулась она. — Зато ничего не боюсь.

— Ну ты даешь! А такая в школе была тихоня.

От боязни женщин я излечился. Благодаря Маринке. С ней легко и просто. И Юрка — классный пацан. Смышленый, в математике сечет. Мы с Маринкой и правда собираемся пожениться. Юрка не против.