Безмолвная мольба была услышана. Всевышним или ангелом-хранителем, моей любимой?..

Работа в центральном офисе нашей фирмы. Летом прошлого года получил повышение.

— Отныне в твои обязанности будет входить курировать наши филиалы по области. Работа в разъездах, понимаю, но и зарплата гораздо выше! Впрочем, чего тебе бояться жизни на колесах? Такой ас и гонщик-любитель справится с любой дорогой, — засмеялся шеф.

— Хитрец ты, Александр Степанович! Одно дело на трассе в удовольствие гонять, другое — с утра до вечера по деревенским грунтовкам машину бить!

— Ты прав, но…

— Знаю, знаю: приказы не обсуждают!

— Может, хоть невесту найдешь там!

— На кой мне тургеневская девушка? Да и не собираюсь еще жениться!

— Сам же говорил, что столичные девицы с их замашками супермоделей и пустым времяпровождением не для тебя! А жениться… Так это не тебе решать! — Степаныч поднял палец вверх, как бы указывая на небеса. — Это Он решает! Вот сведет тебя с какой-то Марусей, сам не поймешь, как жил до встречи с ней. Уж я-то знаю, — улыбнулся он. Шеф — муж моей старшей сестры, военный в отставке, строгий, но справедливый и классный мужик. Через день после знакомства с ней предложил выйти за него замуж. Так и живут в мире и дружбе уже пятнадцать лет. Итак, ваш покорный слуга стал «курьером на колесах». Как ни странно, работа мне понравилась: дорога, смена пейзажей за окном, общение с людьми, масса впечатлений. В одной из фирм-спутников встретил ЕЕ, Именно так: большими буквами. Она — мой ангел-хранитель, мой спаситель, мой свет в окошке! И имя у нее удивительно нежное… Никогда не забуду, как мы познакомились. В конце сентября Степаныч вызвал меня к себе:

-Антон, смотайся сегодня в Михайловку. Одна наша сотрудница присмотрела хатку какую-то… Ну, помнишь, я тебе говорил: типа для загородного дома. Будем там корпоративы отмечать, гостей встречать. Она позвонила и сказала, что нашла что-то шикарное! Глянешь, ага?

— Есть, сэр! — я шутливо козырнул и утопал выполнять распоряжение. Созвонился с офисом, там мне сказали, кто-то подъедет, чтобы показать здание. Договорились: я буду ждать в парке, где находилось то самое «чудо света». Приехал чуть раньше и обалдел: старинный особняк с башней, красивым парком вокруг и, самое главное, недалеко от трассы. «Хм… интересно, почему его так дешево продают?» Все выяснилось позже: здание в аварийном состоянии, но деньги, которые предстояло вложить в его ремонт, — ничто по сравнению с великолепным местом. Затраты того стоили!

Пока раздумывал, сзади раздался голосок: «Здравствуйте. Вы Антон?»

— Именно! А как вас звать-величать, прекрасная незнакомка?

— Ася.

— Это же надо! Ну точно как у Тургенева! — пошутил я. — Может, на «ты» сразу перейдем?

— Конечно! Тем более нам придется часто общаться: только что звонил Александр Степанович и сказал, что курировать от главного офиса ремонт будет Антон, то есть ты, а заниматься всем остальным я. У меня первое образование — архитектор, второе — дизайнер! В течение нескольких следующих месяцев мы виделись довольно часто. И я влюбился в Асю как мальчишка. Просто дня прожить не мог, чтобы не услышать ее голос. «Кажется, она ко мне тоже неравнодушна!» — втайне радовался и с нетерпением ждал Нового года, чтобы сделать ей предложение. В тот вечер мы договорились встретиться в шесть часов около парка. Я долго выбирал цветы для любимой и немного опоздал. Увидел на остановке Асеньку, дрожащую от холода, кинулся к ней.

— Знаешь, этот дом похож на старинный замок, в котором злая мачеха заколдовала юную принцессу… Девушка мерзла в ледяной башне…

— Сама придумала?

— Ага! Так вот, а потом появился прекрасный принц, и она попросила его…

— О чем? — голос мой дрогнул, я приблизил свое лицо к ее личику.

— Согрей меня своим дыханием…

— Это так в сказке? Или..?

— Или!

Наклонился, чтобы поцеловать Асю, как вдруг в глаза ударил яркий свет и раздался жуткий визг тормозов. Как автогонщик я мгновенно оценил ситуацию: мальчишка на мотоцикле не справился на ледяной дороге. Он несся прямо на нас. Я успел с силой оттолкнуть от себя девушку, увидел, как она полетела прямо в сугроб… И все. Наступила темнота…

Сколько я пролежал в бессознательном состоянии, не знаю. В какой-то момент открыл глаза. Передо мной расплывалось заплаканное лицо Аси. Хотел взять ее за руку, но не смог пошевелиться. Совершенно. Тело словно окаменело. Хотел закричать, но и этого я не смог сделать. Вместо человека на больничной койке лежала мумия.

— Антон, Антон, очнись! — умоляюще прошептала любимая.

— Он не слышит вас, — устало сказал пожилой доктор. — Боюсь, что его мозг уже отключился… Завтра сделаем анализы, МРТ, но вряд ли что-то поможет в этой ситуации. Удар был слишком сильный.

— Нет! Он не умрет! — закричала Ася.

— Бывают случаи, когда медицина бессильна. Крепитесь…

«Я живой! Я все слышу! И все понимаю! Я выкарабкаюсь!!!» — хотелось заорать мне, но даже губами было пошевелить невозможно. Ася гладила меня по руке и тихонько всхлипывала. Снова теряя сознание, я услышал: — Увы, счет идет на минуты… Может, вы выйдете из палаты? Вам вообще не положено находиться в реанимации. Я только из-за просьбы вашей мамы и моей одноклассницы разрешил, нарушая все правила!

— Нет! Я никуда не уйду! Буду с ним до конца, слышите?!

— Упрямая…

— Не упрямая, — ответила Ася. — Просто я очень люблю его…

А у меня в голове всплыла Асина сказка. «Согрей меня своим дыханием! — мысленно молил ее. — Как это сделал принц для своей возлюбленной. Согрей!» Как потом рассказывала любимая, она услышала мою безмолвную мольбу, вернее почувствовала сердцем. Наклонилась и начала осыпать поцелуями мои уже холодеющие губы. И вдруг раздался крик врача:

— Отойдите! Он возвращается к жизни! …Мы расписались, как только я сменил больничную Койку на инвалидную коляску, хоть и уговаривал Асеньку этого не делать.

— Упрямая!

— Нет, просто я люблю тебя, — улыбнулась она. — И хочу быть твоей женой. Хочу прожить бок о бок до глубокой старости! Растить детей, потом внуков… Ася ухаживает за мной, как за малым ребенком, не дает упасть духом, заставляет тренироваться. Когда отчаяние и страх овладевают мною, я тихо прошу:

— Согрей меня своим дыханием… Она берет в ладони мое лицо. Боль, отчаяние — все отступает. Остается только Любовь, именно так: с большой буквы!

 

Комментарии запрещены.

 

 

 

 

Кухня