Сам себе режиссер | BRAND : Женский онлайн-журнал

Почти три года я была одинокой женщиной, и меня это угнетало. Нет, есть, конечно, барышни, которые говорят, что вечное стремление большинства представительниц слабого пола в добровольное рабство их раздражает и даже вызывает чувство протеста. Их, кажется, феминистками называют. Но я не из их числа. За два года я так насытилась этой самой свободой и независимостью, что хотела, чтобы меня «поработили». Попросту говоря, мужика хотела! Не то чтобы в плане удовлетворения физиологических потребностей, а больше для души. Ну и немного, конечно, из экономических соображений. Но главной причиной был мой панический страх перед одиночеством. Я ведь в молодости порхала, как стрекоза из басни Крылова, и все время откладывала рождение ребенка. Муж у меня был — золото, малыша хотел. А я все думала: успею… Но потом оказалось, что уже вроде и поздновато, потому что пенсия не за горами. А тут и супруг умер. Осталась я одна-одинешенька, если не считать моей старой черепахи Фроси. Она, конечно, существо живое, но молчаливое — поговорить не с кем. Так что стала я подумывать, как бы своего вдовствующего соседа к рукам прибрать. Он у нас в подъезде жил. Мужик что надо, к тому же симпатичный и вполне интеллигентный. Говорили, он академик. Так вот, если сосед ко мне переберется, то свое жилье может сдавать квартирантам. Так многие делают… Дело оставалось за малым: придумать, как обольстить вдовствующего академика. Думаю, лучший способ покорить мужчину — внезапность, неординарность и натиск. Поэтому однажды субботним вечером, увидев Аркадия во дворе, я стремительно подошла и, глядя ему в глаза, выпалила:

— Здравствуйте! А давайте вместе немного прогуляемся?

— Прогуляйся? — растерянно переспросил сосед.

Я рассердилась. Знаю же, что не глухой, пусть не прикидывается, что меня не расслышал. Решила не повторять, а только молча кивнула, продолжая буравить его откровенным взглядом.

— В такой холод? — оглядываясь по сторонам, глупо спросил академик.

— А что, у вас здоровье слабое, простудиться боитесь?! — фыркнула я.

У него от волнения задрожали руки, и лоб испариной покрылся.

— Простите, — наконец, заикаясь, промямлил он. — Я ведь мужчина и должен сам приглашать женщину на свидание. Ведь так?

— Так это же на свидание, а у нас будет прогулка! — заверила его и спросила: — Или вас кто-то ждет?

— Нет, просто… Поздновато уже…

— Но выходной же, завтра не нужно рано вставать! И вообще… — я запнулась, отыскивая еще какие-нибудь аргументы. — А хотите, пойдемте ко мне пить чай? У меня ежевичное варенье есть и пирог.

— Домашний? — уточнил сосед.

— Конечно. Идете или нет?!

— Я вообще-то больше кофе люблю.

— Вот и прекрасненько! Значит, будем пить кофе.

— Что, прямо сейчас?! — трусливо оглядываясь на двух любопытных соседушек, сидящих на лавочке за нашей спиной, спросил Аркадий.

— А что нам мешает? Вы теперь холостяк, так сказать, сам себе режиссер. Соглашайтесь, не пожалеете! У меня есть к вам очень выгодное предложение. К тому же я пеку замечательные манные пироги с фруктами. Любите?

— Честно говоря, никогда не пробовал, — пожал он плечами.

— Вот видите, решайтесь. В этой жизни все нужно успеть попробовать! Он покачал головой и рассмеялся:

— Интересно, а вы всегда были такой сумасшедшей?!

— Только если мужчина мне нравился! — со значением сказала я.

Мы с Аркадием вместе уже четыре месяца. И знаете, что самое интересное, — мы вовсе не перегоревшие лампочки. Не верьте тем, кто говорит, что люди нашего возраста ничего не могут дать друг другу в плане любви. Так думают те, кто никогда не любил. А Аркадий оказался вовсе не академиком — он всю жизнь поет в академическом хоре. Но меня это совсем не огорчает. В любви он профессор, уж я-то точно знаю!

Комментарии запрещены.

Новости

 



Кухня