Почему мы так любим Новый год?

Почему ближе к его приходу меняются лица, голоса, ритм жизни, люди больше смеются, громче говорят и быстрее двигаются?.. Почему мы так любим Новый год?

Мне кажется, на то есть несколько причин. Человеку нужен не просто праздник, а праздник, который можно увидеть. Нет, лицезреть! Более точное слово. Все эти сверкающие огнями гирлянды, разноцветные шары, пестрая мишура, Деды Морозы со Снегурочками на любой вкус, елки, елки, елки… Город наряжается, как девушка на выданье, во все яркое и блестящее. Город предвкушает большое веселье. Город тоннами скупает мандарины и шампанское, часами нарезает салаты, а потом, переодевшись в самое нарядное, встречает гостей. Ему не терпится разукрасить небо алмазами салютов и фейерверков, крикнуть громкое «ура» и дружно выпить искрящееся в бокалах шампанское…

Вторая причина кроется в слове «Новый». Мы с таким нетерпением ждем этот праздник, потому что он обещает нам перемены. К лучшему, разумеется. Новый год — точка отсчета для новой жизни, которая обязательно, вне всяких сомнений, наступит. Не может не наступить. И мы, конечно, станем богаче, красивее, мудрее. И здоровье у нас наладится, потому что с Нового года мы непременно пойдем в спортзал или бассейн, начнем бегать по утрам и обливаться ледяной водой. Да мы вообще перестанем болеть, научимся терпению, будем правильно питаться, встретим любовь… У нас есть заветные желания, которые мы старательно записываем, чтобы с двенадцатым ударом сжечь листочек, растворить пепел в шампанском и залпом осушить бокал. И мы верим, что желания эти сбудутся именно в этом году, потому что на то он и «Новый»…

Но важнее прочих третья причина. Новый год, как никакой другой праздник, объединяет людей, к нему причастны все без исключения. Это единство чувствуется на уровне энергий, которыми насквозь пронизан, пропитан, напоен воздух. Люди светятся изнутри. Они ходят с загадочными лицами, и чем ближе тридцать первое число, тем их лица загадочнее. Люди улыбаются друг другу с пониманием: скоро, скоро, очень скоро… Разве что не подмигивают. Такой себе всенародный заговор, на фоне которого масонский — невинная забава.

А еще Новый год — праздник «обнимательный». Помню, однажды первого января мне пришлось вывести на улицу нашу собаку. Было семь часов утра, город мирно спал. Я тоже с удовольствием поспала бы, но уговоры потерпеть хотя бы до девяти на пса не действовали.

И вот иду я сонная, замерзшая, злая, а навстречу мне мужчина лет пятидесяти — куртка нараспашку, шапка набок, галстук на плече, а лицо такое счастливое, такое светлое и радостное… Поравнявшись со мной, он вдруг говорит: «Девушка, можно я вас обниму?» И, не дождавшись ответа, обнимает. Я ощущаю тепло совершенно незнакомого мне человека, и оно, это тепло, настолько искреннее и бескорыстное, что к горлу подступает сентиментальный ком. «Спасибо, девушка! С праздником вас!» — говорит он и идет дальше. А я стою и улыбаюсь сквозь слезы. И мой пес, который никогда в жизни не подпускал ко мне посторонних, провожает этого странного прохожего любопытным взглядом.

Именно в такие вот минуты особенно остро понимаешь, что неприятности от лукавого, все люди задуманы Богом братьями, что добро обязательно победит зло, и все у нас будет хорошо…