Посвятить целый день детям для любого востребованного артиста — задача из трудновыполнимых. Поэтому в своей семье Польна ввела непреложный закон:

— Раз в неделю напрочь забываю о том, что я артистка, публичный человек, яркий персонаж. Как курица-наседка собираю своих девочек под крылья, и мы идем гулять или в кино. В такие дни я совершенно обычный человек. И когда прохожие меня узнают и начинают просить автограф или вместе сфотографироваться, я начинаю смущаться: «Вы, наверное, обознались!»

 

Правильный выбор

— Я считаю, что дети, еще до своего появления на свет, сами решают, в какой семье родиться, — продолжает Польна. — И мне в этом смысле повезло — для себя я выбрала правильных родителей. Мало того что я была единственным ребенком в семье, а значит, и самым любимым, мама и папа никогда не говорили, что и как я должна делать. Все для себя в жизни я с малых лет решала сама.

И кто же в вас такую ответственность зародил?

Воспитывали в основном мама и бабушка. Папа, военный врач, был часто в разъездах, поэтому, когда приезжал, выполнял родительский долг с повышенной отдачей — водил в кафе-мороженое, учил кататься на коньках, брал с собой на встречи со своими друзьями. Я сидела за взрослым столом и общалась наравне со всеми. И никто ни разу не сказал: «Как ты можешь об этом рассуждать? Ты же еще ребенок!» (Улыбается.)

И даже когда вы заявили, что станете астронавтом? Откуда вообще эта любовь к космосу?

Сейчас объясню. Каждое лето мы с мамой ездили на дачу в Эстонию. С развлечениями в деревне было, прямо скажем, негусто. Не было даже телевизора. Правда, была отличная библиотека в сельском клубе, где я была частым гостем. А поскольку в те времена специальных детских отделов не было, я читала все подряд. В общем, изучила всю научную фантастику. В те 9 лет мне казалось все таким захватывающим и понятным, что другого пути для себя я просто не видела, — мне непременно нужно было стать астронавтом! Сейчас думаю: хорошо, что та мечта так и не стала былью. Приехав уже во взрослом возрасте на Байконур, я четко для себя осознала: к звездам не полечу, даже если будет такая возможность. Потому что космос — это холодно и грустно. Да и зачем? Теперь под боком дочки — вот мой личный космос! (Улыбается.)

 

«Главная собака» в доме

— Быть мамой — это сложная и ответственная работа, — продолжает Ева. — И я каждый день себя в этом деле стараюсь совершенствовать. С уроками тоже лично помогаете? Конечно! Девочки пока учатся в начальных классах, и у них заданий не так много. И что самое главное, учиться им нравится. Для меня начало школьной жизни было стрессом. Поскольку я была абсолютно домашним ребенком и не ходила в садик, учебное заведение казалось для меня неуправляемой толпой людей. Как только бабушка, каждое утро отводившая меня до дверей класса, исчезала из виду, я бежала по лестнице на выход и бросалась в ноги чужих родителей: «Заберите меня отсюда!» Они смеялись: «У нас же работа!» — «А ничего, я буду себя тихо вести. Никто и не заметит!» Но каждый раз меня возвращали на место (смеется). Так продолжалось несколько месяцев. В воспитании дочерей вы выработали для себя какие-то принципы? Воспитание детей — дело непростое. Семью можно сравнить со стаей, где родитель все-таки должен показывать, что он вожак, «главная собака». Дети на подсознательном уровне чувствуют, где можно продавить. И как только дашь слабину — сразу начнут вить веревки. Но при этом я ни в коем случае не пытаюсь делать из себя серьезную даму. Девочки знают, что со мной они могут и похулиганить, и пошалить: прыгнуть в лужу, налепить снежков, съехать на попе с горки… Я живой нормальный человек и такой же, по сути, ребенок. Поэтому прекрасно понимаю, что в этом возрасте хочется, а что делаешь спустя рукава. И когда дочери начинают лениться, я быстро привожу их в сознание: «Так, птицы, не прикидываемся тут!» (Смеется.)

А ошибки своих родителей в воспитании Эвелин и Амалии учитываете?

Я помню, что в детстве долго не могла простить одну вещь. Лет в пять у меня была большая любовь к актеру Владимиру Конкину. И каждый раз, когда он появлялся на экране, родители подтрунивали надо мной: «Иди быстрей, там твоего жениха показывают!» А я же человек очень ранимый, для меня это было настоящее и волнительное чувство. В общем, для себя я решила, что своим детям никогда такого отношения не покажу!

 

Первые шаги

Сейчас уже можно сказать, к чему девочки тяготеют, какие у них увлечения?

Эвелин однозначно хочет стать артисткой, ведь у мамы целый гардероб вечерних платьев, перья, шляпы, туфли, украшения, цветы и аплодисменты… Конечно, она видит пока только верхушку айсберга, не подозревая, что за красивой картинкой скрывается огромный труд и упорство. И я пытаюсь ей объяснить, что сцене нужно посвятить себя полностью. Амалия любит танцевать. В ней это зародилось даже прежде, чем она начала ходить. Плюс она очень пластичная девочка, с хорошими данными, поэтому сейчас все ее свободное время занимает художественная гимнастика. Не знаю, во что это выльется, в просто увлечение или во что-то большее.

Одна поет, другая танцует — могла бы получиться неплохая группа!

Конечно, ведь обе еще и современными танцами занимаются! И я им часто предлагаю: девочки, а давайте с вами поставим номер! Ну чтобы не просто так заниматься. Когда ставишь даже маленькую цель, а потом видишь результат — эффект гораздо сильнее, чем когда хочешь сразу покорить мир!

Вы покоряли мир со специальностью «библиотекарь»…

Дело в том, что к моменту окончания школы я вообще не знала, кем я хочу быть. Родители не настаивали ни на чем, хотели просто, чтобы у меня было высшее образование. А почему не пошли по музыкальной части?

Мои музыкальные увлечения развивались параллельно. И вот почему. Свои первые певческие шаги я сделала еще в детстве — мама привела меня петь в хоровую студию в ДК недалеко от дома. Но когда начались наши первые гастроли по питерскому пригороду, мама запаниковала: «Ты же совсем забросишь школу!» Надо сказать, что училась я тогда в очень серьезной школе с английским уклоном. И признаюсь честно: с того разговора ни разу не прогуляла ни одного занятия. Так что я очень серьезный пример для своих дочерей! (Улыбается.)

 

Дело в шляпке

Говорят, что в пору «Гостей из будущего» в вас раскрылся еще один талант, дизайнерский, и все сценические костюмы — ваших рук дело.

Не совсем так. Такие художественные задумки у меня были всегда (смеется). Например, в юности я выступала в танцевальных клубах. А в те времена не то что костюмов, подходящих материалов найти было невозможно. А быть модной на сцене и выделяться хотелось уже тогда. Чтобы сделать сетчатые рукава, я разрезала собственные колготки, которые тоже надо было еще достать.

Или вот еще такой случай был. В ДК, где мы с подружкой репетировали, стоял огромный экран, на котором проигрывались фильмы. А по краям он был обит совершенно чудесным черным бархатом. Как было удержаться? Ножницами мы оттяпали себе по куску со стороны кулис. Пришли домой, я взяла большое блюдо для торта, обвела, сшила и получились совершенно шикарные береты. Все спрашивали: «Из заграницы привезли?» Мы улыбались и были, конечно, королевами.

Сейчас как подбираете себе образ?

Я однозначно цветоед. Предпочитаю яркие наряды не только на сцене, но и в обычной жизни. Поэтому абсолютный противник черных мрачных цветов. Я считаю, что одежда — это то, что раскрашивает жизнь, добавляет энергии, творческого заряда! В магазинах мне всегда очень рады: все яркие вещи, которые никто не берет, потому что лимонный, или ярко-бирюзовый, или едкий оранж не каждый может себе позволить, оказываются в моем гардеробе. Но самая большая ваша любовь — к головным уборам?

Да, дома я тоже хожу в шляпках. И это нормально (смеется). Конечно, сначала это был аксессуар, а потом в какой-то момент я поняла, что не могу выйти без головного убора, — так я энергетически пытаюсь себя оградить, чувствую себя под крышей в моем маленьком домике. И насколько же велика ваша шляпная коллекция?

Друзья смеются: «Шляпы скоро выживут тебя из дома! (Смеется.) Фетровые, сценические, которые состоят из перьев, стразов и стеклярусов… Есть платья-цветы, шляпы, которые я сделала сама из соломки, шапочки на каждый день, кепки, панамки — всего и не перечислишь. Иногда я делаю головные уборы сама. А как относятся девочки к вашему модному увлечению?

Как к маминому чудачеству! (Смеется.) Но они знают: чем бы мама ни тешилась, лишь бы была в хорошем настроении!

Комментарии запрещены.

 

 

 

 

Кухня